Арктическое измерение политики ФРГ: национальный подход и аспекты международного сотрудничества

УДК * * *

К.С. Вяткин

Международный общественный фонд «Янтарный мост», Россия.

В последние годы Германия все явственнее обозначает растущий интерес к Арктическому региону. Это обусловлено целым рядом политических и экономических процессов в современном мире, протекающих на фоне все еще недостаточно изученной динамики климатических изменений на планете. В статье анализируются важнейшие факторы, определяющие интересы ФРГ в Арктике, рассматривается потенциал возможностей и совокупность инструментов, которыми располагает германская политика для реализации поставленных целей, оценивается характер и степень вовлеченности Германии в процессы международного сотрудничества на арктическом направлении. Особое внимание уделяется прогнозным оценкам дальнейшего развития курса ФРГ в отношении Арктики, в том числе – в контексте международного развития.

Ключевые слова: Германия, Россия, Арктика, Арктический Совет, энергетика, ресурсы, экология, транспорт, научные исследования, межгосударственные конфликты, международное сотрудничество.

Как известно, Германия принадлежит к числу государств, которые не располагают прямым выходом к побережью Северного Ледовитого океана и, в силу этого, не имеет юридических прав на самостоятельную разработку арктического шельфа. Она не находится в непосредственной близости к Полярному кругу и не обладает суверенными территориями в Заполярье1.

Тем не менее, сравнительно недавно, в ноябре 2013 г., в ФРГ был принят документ под названием «Основные направления германской политики в Арктике» [4], который во многом объясняет возродившийся интерес Германии к данному региону.

АРКТИЧЕСКИЙ «МАГНИТ», ИЛИ ИНТЕРЕСЫ ФРГ В АРКТИКЕ

Прежде всего, как и большинство прочих внерегиональных государств, Арктика во многом привлекает Германию предполагаемым наличием огромных запасов углеводородного сырья. По некоторым зарубежным оценкам (которые, однако, как правило, ссылаются на данные Американской геологической службы [6]), здесь возможны залежи около четверти неразведанных запасов углеводородов в мире. В то время как доля Арктики в мировых нефтяных ресурсах относительно невелика (менее 7 процентов), объем газовых ресурсов считается гораздо более значительным – порядка 25 и более процентов2.

В качестве альтернативы для атомной энергетики (а последний реактор запланирован к отключению в 2022 г.) в сегодняшней Германии нацелились на приоритетное развитие так называемых «возобновляемых» источников энергии – солнечной, ветровой, биологической и пр. Пока что, однако, даже оптимистически настроенные адепты «зеленой энергетики» оперируют в своих оценках относительно долгосрочными категориями. В связи с этим

1 Вероятно, определенное исключение может представлять архипелаг Шпицберген, на территорию которого распространяется суверенитет Норвегии. С 1925 г. Германия является участницей парижского Договора о Шпицбергене от 1920 г., который предоставляет государствам-участникам равное право на эксплуатацию естественных ресурсов Шпицбергена и его территориальных вод.
2 См., например: http://polpred.com/?ns=1&ns_id=1159650&searchtext= или http://www.zeit.de/wissen/2015-05/arktis-klimawandel-erderwaermung-eisschmelze-rohstoffe

представляется вполне очевидным, что в кратко- и среднесрочной перспективе Германия, скорее всего, будет лишь увеличивать потребление традиционных видов энергоресурсов – нефти, газа, угля. Неудивительно поэтому, что арктические запасы углеводородов, а также пути их транспортировки, оказываются в центре пристального внимания политического Берлина.

Во-вторых, в Арктическом регионе находятся (опять-таки, по большей части предположительно) значительные запасы редких и редкоземельных металлов, минералов, руд и другого сырья, имеющего стратегическое значение. К этой категории, в частности, относятся оценочные месторождения апатитового концентрата, никеля, кобальта, меди, вольфрама, титана, хрома, марганца, платиноидов, олова, ртути, золота, серебра, алмазов и пр. Важной особенностью ряда уже известных никелевых месторождений является комплексный состав руд, что позволяет – при наличии соответствующих технологий, которыми и располагает Германия, – попутно извлекать дополнительное количество меди, металлов платиновой группы, золото, серебро, селен и теллур. Это резко повышает ценность руды, несмотря на высокую себестоимость добычи и производства в условиях арктического Заполярья [1, Т.1, стр. 126].

В-третьих, Арктика привлекает Германию, как, впрочем, и другие страны ЕС, своими биоресурсами. Океанические пространства Арктики служат ареалом обитания для многих уникальных видов рыб и животных, которых в общей сложности насчитывается более четырехсот. Здесь же обитают и важнейшие для европейского рыбного промысла виды (которых, впрочем, всего несколько), а именно: сельдь, тресковые, лососевые, камбаловые и некоторые другие.

В-четвертых, Арктика представляет собой пространство потенциально формирующихся международных транспортных коридоров. В случае реализации позитивных прогнозов (что тоже иногда случается) можно ожидать немало новых возможностей для развития. Если речь идет о морских путях, то, очевидно, имеются в виду, прежде всего, Северный морской путь (СМП), пролегающий вблизи от арктического побережья России, и так называемый Северо-Западный пассаж, расположенный вдоль северного побережья Канады. При условии продолжения таяния льдов СМП имеет перспективу превратиться в важную транспортную артерию мирового значения, прохождение по которой значительно сократит маршруты морских перевозок между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом3.

Наконец, в-пятых, в Германии, как и во многих других государствах мира, присутствует озабоченность глобальными изменениями климата, что, как считается, оказывает непосредственное влияние на экологию, хозяйственную деятельность, здоровье людей, в том числе и в Европе. И в этом смысле наблюдение за климатической ситуацией в Арктике относится к одной из первостепенных задач, которые политика ставит перед научным сообществом Германии. Для данных целей в стране уже создан и успешно функционирует ряд институтов, занимающихся исследованиями в полярных регионах, в том числе – мониторингом состояния окружающей среды в Арктике, а также в Антарктиде.

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ МЕХАНИЗМЫ

Механизм формирования и осуществления арктической политики Германии достаточно отлажен. Традиционно основную координирующую роль по этому важному политическому направлению исполняет ведомство федерального канцлера. Практической реализацией основных положений упомянутой выше политической стратегии занимаются главным образом четыре ведомства – министерство иностранных дел, министерство обороны,

3 При относительно благоприятных ледовых и погодных условиях путь по СМП от немецкого Гамбурга до японской Йокогамы мог бы составить всего около 6600 морских миль, тогда как через Суэцкий канал — 11 400 миль. Соответственно, время транспортировки грузов могло бы быть сокращено до 40%. [5, S.26].

министерство по делам образования и научных исследований, а также министерство экономики и энергетики.

Головным оператором по подготовке и проведению научно-исследовательских изысканий, в том числе – и в арктическом регионе, выступает подведомственное министерству экономики и энергетики федеральное агентство по геологическим наукам и полезным ископаемым (BGR).

Одним из основных направлений деятельности агентства в Арктике является изучение процессов геодинамики в прибрежных регионах арктического водного пространства. В связи с этим с 1992 г. агентство реализует многолетнюю международную программу CASE (Circum-Arctic Structural Events) [7]. За истекший период в рамках данной программы было организовано более 15 крупных научно-исследовательских (с упором на геологические и геофизические изыскания) экспедиций на архипелаг Шпицберген, в северную Гренландию, в канадскую Арктику, а также в полярные регионы Сибири4.

Поскольку все сухопутные пространства в зоне Арктики (т.е. расположенные севернее 66-й широты), а также прилегающие к ним шельфовые зоны, находятся под никем извне неоспариваемым территориальным суверенитетом известной пятерки государств-членов Арктического совета, германские официальные структуры строго и неизменно придерживаются принципа предварительного согласования с соответствующими странами программ своих научно-практических изысканий, которые проводятся, как правило, на условиях кооперации.

Так, работы BGR на Шпицбергене ведутся в сотрудничестве с норвежским Институтом полярных исследований. Применительно к Гренландии, находящейся под суверенитетом Дании, осуществляется

4 Действительно, регионы (и, соответственно, организации) США в этом перечне не присутствуют.

кооперация с Геологической службой Гренландии в Копенгагене. Работа в Канаде реализуется в рамках многолетней программы научно-технического сотрудничества (WTZ) двух стран. Основными партнерами с канадской стороны выступают Геологическая служба Канады и университет Лаваль/Квебек. Партнером BGR в исследованиях на Урале в рамках аналогичной программы5 являются институты Российской Академии Наук в Москве и Сыктывкаре (Республика Коми).

«Сибирское» направление принадлежит к разряду приоритетных в деятельности агентства BGR. В число его важнейших изыскательских задач применительно к арктическому региону, в частности, входят такие направления как:

* комплекс вопросов, связанных с возможным континентальным продолжением и выходом среднеокеанического хребта Северного Ледовитого океана на материковую часть Сибири;

* потенциал дна Моря Лаптевых в плане минеральных (прежде всего – углеводородных) ресурсов;

* потенциал полярного Урала в плане хромитов и элементов платиновой группы6;

* феномен вечной мерзлоты и ее ресурсный потенциал; динамика в этой сфере и ее влияние на процессы климатических изменений на планете7.

5 В основе лежит Соглашение о научно-техническом сотрудничестве (WTZ), заключенное еще между ФРГ и СССР в 1987 г. Впоследствии подвергалось неоднократным доработкам и дополнениям, в частности, в ходе германо-российских межправительственных консультаций в июле 2009 г.
6 Данное направление представляет для России особый интерес, поскольку после распада Советского Союза она утратила доступ к крупнейшим в СССР месторождениям хромовых руд в Казахстане.
7 В данном случае немцы, похоже, «подключились» к очень перспективному процессу. Дело в том, что пока американцы развивают добычу сланцевого газа, в мире начинаются разработки куда более значительных запасов «голубого топлива», которые в спрессованном виде – а это так называемые газогидраты – хранятся в зонах вечной мерзлоты на морском дне и на суше. По оценкам российского министерства энергетики (2013 г.), запасы газогидратов более чем в два раза превышают совокупные запасы сланцевого и обычного природного газа. В России крупные месторождения природных гидратов находятся в зонах вечной мерзлоты в Якутии и Западной Сибири. Большие запасы

Так, в 2001-2003 гг. в рамках вышеупомянутой программы научно-технического сотрудничества (WTZ) с Российской Федерацией BGR реализовывал проект PURE (Polar Urals Expedition), в ходе которого были осуществлены три геологические экспедиции на полярный Урал. Большим успехом BGR считается организованная в 2011 г. в рамках программы CASE-13 долгожданная экспедиция на Новосибирские острова8. Первый этап, связанный с морскими геофизическими работами в Море Лаптевых, был осуществлен еще в середине 1990-х гг. (в сотрудничестве с мурманским институтом Севморнефтегеофизика).

Очередной этап (проект CASE-3, 1998 г.), нацеленный на проведение комплементарных геологических исследований на суше, завершился относительной неудачей. Вполне закономерно, что год дефолта оказался не самым удачным для проведения полярных исследований в России. Не только сложившиеся в тот год крайне неблагоприятные погодные условия, но и колоссальные проблемы в области логистики, материального и финансового обеспечения послужили причиной преждевременного прекращения работ.

Напротив, последовавшая корректировка политико-экономического курса в нашей стране, принципиальное изменение подхода к арктическому направлению позволили обеспечить благоприятные условия для взаимовыгодного международного сотрудничества в этой области. Результатом интенсивной и плодотворной кооперации BGR с рядом российских учреждений (главным партнером выступил Всероссийский институт геологических исследований им. Карпинского в Санкт-Петербурге) стало успешное проведение в 2011 г. международной экспедиции CASE-13 и получение ею ряда уникальных научных данных. В реализации данного проекта приняли участие

обнаружены на шельфе Сахалина в Охотском море (в частности, в районе восточного побережья), а также на Курилах (которые, к слову, так хочет заполучить Япония). 8 Новосибирские острова – российский архипелаг в Северном Ледовитом океане, расположенный между Морем Лаптевых и Восточно-Сибирским морем.

ученые не только из России и Германии, но также Франции, Великобритании, Италии и Швеции.

Министерство ФРГ по делам образования и научных исследований с 2015 г. реализует очередную, третью по счету, рамочную программу «Научные исследования в целях устойчивого развития» (FONA-3). Арктический регион является одним из ключевых в проводимых в рамках данной программы исследованиях. На поддержку научно-исследовательских проектов в Арктике министерство ежегодно выделяет в среднем около 20 млн евро. В целом в Германии инвестируется порядка 200 млн евро в год в полярные и морские исследования [8].

Среди научных учреждений ФРГ, занимающихся арктической проблематикой, флагманом, несомненно, является Институт полярных и морских исследований им. Альфреда Вегенера (AWI), расположенный на севере Германии в г. Бремерхафен. Институт является одним из 18 важнейших научно-исследовательских центров, объединенных в рамках Общества им. Гельмгольца. Он насчитывает около 780 сотрудников, в числе которых 450 ученых, задействованных на постоянной основе, что отнюдь немало по германским меркам. Ежегодный бюджет института составляет 60 млн евро. 90% финансирования поступает из средств министерства по делам образования и исследований.

Институт AWI располагает тремя структурными подразделениями:

* Исследовательский центр в г. Потсдам,

* Центр биологических исследований Гельголанд9,

* Станция Сильт в Ваттовом море10.

9 Гельголанд – принадлежащий Германии архипелаг, расположенный в Гельголандской бухте на юго-востоке Северного моря.
10 Сильт – крупный германский остров в Северном море, часть акватории которого составляет Ваттово море; с 1927 г. остров соединён дамбой с сушей.

С 1992 г., в соответствии с рекомендациями Научного совета при федеральном правительстве и в целях сохранения наработок и научного потенциала бывшей ГДР в области геофизики и полярных исследований, в Потсдаме было открыто научно-исследовательское подразделение института AWI. Ныне его основная деятельность сосредоточена на таких областях как геофизические изыскания в регионах вечной мерзлоты, а также экспериментальные исследования атмосферных процессов в полярных регионах (прежде всего, в зонах вечной мерзлоты в Сибири и на Шпицбергене). Ученые филиала, работающие по направлению «Климатические науки»11, исследуют физические и химические процессы в системе «океан – лед – атмосфера» и их значение для развития мирового климата. Рабочие группы занимаются региональными и крупномасштабными циркуляциями в системе и изучением происходящих в атмосфере физических и химических процессов. Влияние облаков и морского льда на обмен энергией между океаном и атмосферой, циркуляция водных масс в полярных районах, исследование естественных климатических изменений и моделирование атмосферной циркуляции в Арктике – примеры тем актуальных исследований по данному направлению.

При этом отличительной особенностью работы Потсдамского филиала института AWI являет тесное научное-практическое сотрудничество с университетскими центрами как в земле Бранденбург, так и в ряде других федеральных земель. Отлаженная система научного обмена и кооперации с партнерами в университетах Берлина (Технический, Свободный, им. Гумбольдта), Потсдама (Университет земли Бранденбург), Эрлангена (Бавария), Гамбурга, Бремена, Киля (Шлезвиг-Голштиния), Трира (Северный Рейн-

11 Данное направление является составной частью одной из шести областей фундаментальных исследований, на которых сосредоточено Общество им. Гельмгольца: Энергия, Земля и экология, Здравоохранение, Авиация, космос и транспорт, Ключевые технологии, а также Структура материи.

Вестфалия) призвана стимулировать приток новых знаний и обеспечивать преемственность, в том числе и кадровую, в области полярных исследований.

Двумя другими научными направлениями, на которых сосредоточены исследования института AWI, являются «Науки о Земле» и «Биологические науки». В рамках направления «Науки о Земле» реконструируются изменения, которые имели место в прошлом. Ученые из Бремерхафена, Потсдама и Сильта изучают влияние происходивших ранее процессов на развитие климата. Для этого исследуется структура океанических осадков, наземные отложения, шапки полярных льдов. В частности, проводится анализ состава и распределения морских отложений, вещественных и энергетических потоков в районах вечной мерзлоты, структуры и изменений земной коры и полярных ледниковых щитов.

Направление «Биологические науки» (на котором преимущественно сосредоточены исследования учёных Центра Гельголанд) охватывает экологические, физиологические и экотоксикологические вопросы. Особое внимание уделяется изучению процессов в шельфовой и прибрежной зоне Северного моря. Темы исследований включают реакцию клеток, организмов, популяций и сообществ на сторонние влияния, организацию и динамику популяций, сообществ и экосистем.

Учёные института AWI часто проводят исследования в открытом море или прямо во льдах Арктики и Антарктиды. В Арктике содержатся станции AWIPEV12 (Шпицберген, 79° с.ш.) и «Самойловская» (о. Самойловский в дельте реки Лена, 72° с.ш.).

С 1998 г. на о. Самойловский существовала база для проведения полевых исследований. В 2013 г. она была полностью реконструирована и заново

12 База носит имя Карла Колдеви (Carl Koldewey), в честь руководителя первой германской полярной экспедиции в 1868 г. Основанная ФРГ в августе 1991 г. как база Института им. Альфреда Вегенера (AWI), в 2003 г. была объединена с базой французского Института Поля Эмиля Виктора (IPEV).

исследований. В 2013 г. она была полностью реконструирована и заново
«открыта» в качестве современной, оснащенной по последнему слову техники, арктической научно-исследовательской станции. Изначально основными организаторами работ выступили с немецкой стороны институт AWI, с российской – Арктический и Антарктический НИИ Росгидромета (на федеральном уровне) и Институт мерзлотоведения им. Мельникова Сибирского отделения РАН (на региональном уровне). В настоящее время станция находится на балансе Института нефтегазовой геологии и геофизики Сибирского отделения РАН (Новосибирск) и структурно входит в Арктический центр, специально созданный при этом институте. Уместно подчеркнуть, что все на станции было отстроено и оснащено именно на российские деньги, немецкая сторона лишь финансирует работу своих представителей.

«Опытная станция на острове Самойловский» является одним из трех проектов (два других – «Глобальное изменение в морях Евразийского арктического шельфа: фронтальные зоны и полыньи Моря Лаптевых» и «Российско-германская лаборатория полярных и морских исследований им. Отто Шмидта (ОШЛ)»), которые входят в масштабную российско-германскую программу «Система Моря Лаптевых». В свою очередь, проект «Система Моря Лаптевых» является разделом российско-германской программы «Трансполярная система Северного Ледовитого океана» (ТРАНСДРИФТ) и по праву может считаться «долгожителем» и одним из наиболее успешных начинаний в истории совместных российско-германских исследований в высоких широтах Арктики.

Наряду с этим институт AWI содержит в Антарктиде круглогодично функционирующую немецкую станцию Ноймайер-3 (71° ю.ш.), а также станцию Конен (75° ю.ш.) и лабораторию Даллман (68° ю.ш.). Станции в Арктике и Антарктике позволяют проводить метеорологические и геофизические измерения круглый год.
исследований. В 2013 г. она была полностью реконструирована и заново

«открыта» в качестве современной, оснащенной по последнему слову техники, арктической научно-исследовательской станции. Изначально основными организаторами работ выступили с немецкой стороны институт AWI, с российской – Арктический и Антарктический НИИ Росгидромета (на федеральном уровне) и Институт мерзлотоведения им. Мельникова Сибирского отделения РАН (на региональном уровне). В настоящее время станция находится на балансе Института нефтегазовой геологии и геофизики Сибирского отделения РАН (Новосибирск) и структурно входит в Арктический центр, специально созданный при этом институте. Уместно подчеркнуть, что все на станции было отстроено и оснащено именно на российские деньги, немецкая сторона лишь финансирует работу своих представителей.

«Опытная станция на острове Самойловский» является одним из трех проектов (два других – «Глобальное изменение в морях Евразийского арктического шельфа: фронтальные зоны и полыньи Моря Лаптевых» и «Российско-германская лаборатория полярных и морских исследований им. Отто Шмидта (ОШЛ)»), которые входят в масштабную российско-германскую программу «Система Моря Лаптевых». В свою очередь, проект «Система Моря Лаптевых» является разделом российско-германской программы «Трансполярная система Северного Ледовитого океана» (ТРАНСДРИФТ) и по праву может считаться «долгожителем» и одним из наиболее успешных начинаний в истории совместных российско-германских исследований в высоких широтах Арктики.

Наряду с этим институт AWI содержит в Антарктиде круглогодично функционирующую немецкую станцию Ноймайер-3 (71° ю.ш.), а также станцию Конен (75° ю.ш.) и лабораторию Даллман (68° ю.ш.). Станции в Арктике и Антарктике позволяют проводить метеорологические и геофизические измерения круглый год.

Основной мобильной научно-исследовательской платформой является судно ледокольного класса «Поларштерн» (нем. Polarstern, «Полярная звезда»; собственно, это единственный морской ледокол в Германии)13. При этом осуществляется тесная международная кооперация, и примерно четверть членов экспедиций «Поларштерн» традиционно составляют зарубежные исследователи. Кроме этого, институт эксплуатирует пять исследовательских кораблей для работ в умеренных широтах и два полярных самолета Polar 5 и Polar 6.

Наряду с проведением фундаментальных и прикладных научных исследований институт AWI также оказывает координационные и консультационные услуги. Особое внимание уделяется биологическому мониторингу, научно-технической, инфраструктурной и логистической поддержке полярных исследований в Германии, а также консультированию правительства ФРГ.

В апреле 2015 г. делегация немецких политиков и ученых под руководством министра по делам образования и научных исследований Йоханны Ванка посетила архипелаг Шпицберген. В программу пребывания входило посещение расположенных на архипелаге немецкого и ряда международных исследовательских центров.

Одной из целей визита стало посещение норвежского поселения Ню-Олесун, которое представляет собой самое северное в мире постоянное общественное поселение. Здесь же расположена самая северная в мире постоянно действующая гражданская научно-исследовательская станция. На станции на постоянной основе задействованы исследователи из Норвегии (под чьим административным управлением находится данная территория), Германии, Франции и Китая. На временной основе здесь периодически

13 Запланировано строительство к концу 2019 г. нового полярного многофункционального судна, которое должно прийти на смену нынешнему кораблю, несущему «научную вахту» еще с 1983 г.

проводят исследования ученые из Италии, Великобритании, Нидерландов и Японии. Помимо этого политики ознакомились с деятельностью научно-исследовательской станции института AWI, которая ныне функционирует в совместном германо-французском формате (AWIPEV).

В целом можно сказать, что полярные исследования в Германии опираются на достаточно разветвленную сеть государственных и негосударственных институтов, координирующих свою финансовую и научно-практическую деятельность в данной области. Министерство экономики и энергетики и министерство образования и научных исследований обеспечивают, прежде всего, институциональную поддержку. В дополнение к этому министерство образования и научных исследований проводит целевую поддержку научно-исследовательских проектов в Арктике.

С начала 1990-х гг. полярные исследования активно поддерживает Немецкое научно-исследовательское общество (DFG)14. Еще в 1992 г. президиум Общества учредил специальный комитет SCAR/IASC (Scientific Committee on Antarctic Research/International Arctic Science Committee), в задачи которого входят планирование и координация научно-практической деятельности немецких ВУЗов и университетских центров в области полярных исследований с институтом AWI и заинтересованными государственными ведомствами. В настоящее время при поддержке DFG на базе ряда германских университетов реализуется междисциплинарная программа по проведению сравнительных исследований в Антарктиде и в Арктике (в 2012 г. программа в очередной раз продлена до 2018 г.).

14 Общество является центральным органом содействия научным исследованиям в Германии. Оно действует на принципах самоуправления и организовано на основе гражданского права. Его главной задачей является финансирование научных исследований при университетах и государственных научно-исследовательских институтах ФРГ. Само Общество финансируется главным образом за счет средств федерации и земель.

Некоторые более специализированные проекты по арктической тематике проводятся при участии институтов Общества им. Макса Планка и Общества им. Лейбница. Наконец, важнейшим инструментом в плане междисциплинарной координации и сотрудничества является Немецкое общество полярных исследований (DGP), объединяющее в своих рядах представителей самых различных научных дисциплин.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ

Очевидно, в обозримом будущем Германия продолжит курс на дальнейшее закрепление за собой «косвенного права голоса» в арктических делах, прежде всего, опираясь на свои несомненные достижения в области научных исследований и научно-практической деятельности. Располагая качественными наработками в области квалифицированных научных работ, а также солидным финансовым, техническим и технологическим потенциалом для их дальнейшего развития, Германия намеревается использовать инструмент экспертных оценок для оказания влияния на процесс принятия политических решений, касающихся Арктики.

В этой связи в Германии, например, высоко ценят возможности для сотрудничества в рамках Международного арктического научного комитета (IASC). Секретариат Комитета располагается на базе филиала института AWI в Потсдаме, а исполнительным секретарем ныне является авторитетный германский эксперт по вопросам Арктики Ф. Рахольд. Членами IASC являются национальные научные организации. ФРГ представлена вышеупомянутым Немецким научно-исследовательским обществом DFG.

Исполнительным директором Международной Ассоциации по проблемам вечной мерзлоты (IPA) также сейчас является представитель Германии (сотрудница института AWI К. Шоллен). Наряду с этим, ФРГ проводит активную деятельность в рамках Европейского полярного совета (European Polar Board). Будучи подразделением Фонда европейской науки (European Science Foundation, ESF), он является важнейшей платформой для согласования полярных исследований между заинтересованными странами-членами ЕС. Германские наработки в области полярных исследований были положены в основу соответствующего направления в рамках очередной 8-й программы ЕС по научным исследованиям, рассчитанной на период 2014-2020 гг.15

Определенной спецификой германской арктической стратегии можно назвать акцент на экологических последствиях индустриального освоения Арктики. При желании здесь можно усмотреть намерение сформировать у мирового сообщества негативное отношение к любым попыткам эксплуатации арктических ресурсов без использования специальных «зеленых» технологий. Стремясь закрепить в качестве международных стандартов высокие требования к обеспечению экологической безопасности, Берлин, очевидно, пытается обеспечить собственным (как, впрочем, и европейским) компаниям более благоприятные условия для продвижения в Арктику.

В то же время, следует отметить, что в ФРГ достаточно реалистично оценивают собственные конкурентные возможности по ряду направлений. Так, в Германии пока что только одна сравнительно крупная нефтегазодобывающая компания, работающая в международном масштабе – Wintershall. В плане Арктики ее стратегическим направлением является разработка шельфовых месторождений в Норвегии.

Впрочем, именно здесь компания в последнее время постепенно укрепляет свои позиции в качестве одного из крупнейших производителей газа на континентальном шельфе Норвегии. Дочерняя компания концерна BASF, в последние годы она успешно обосновалась в качестве интегрированного предприятия в сфере разведки и добычи. Одной из основ ее роста является богатый портфель лицензий. Wintershall входит в число крупнейших

15 http://www3.uni-bonn.de/forschung/euroconsult/8.-frp

обладателей лицензий на континентальном шельфе Норвегии: она обладает примерно 50 лицензиями, более половины из которых наделяют ее правами оператора работ. Совсем недавно, в январе 2015 г., министерство нефтяной промышленности и энергетики Норвегии выделило компании 8 новых лицензий, открывающих большие перспективы. И все же необходимо признать, что масштабы ее деятельности пока не дотягивают до уровня, сопоставимого с известными мировыми гигантами нефтегазовой индустрии.

Очевидно, в обозримом будущем Германия остановится в своих арктических амбициях на добыче возобновляемых ресурсов (рыба и морепродукты), а также на эксплуатации Северного морского пути16. Кстати, в этой связи было бы уместно напомнить, что Германия располагает крупнейшим в мире контейнеровозным флотом, и поэтому должна быть заинтересована в освоении новых транспортных коммуникаций. К тому же, это является дополнительной возможностью для развития национальной отрасли судостроения. Так, в декабре 2012 г. Федеральное агентство морского и речного транспорта России и германская компания «Nordic Yards» заключили государственный контракт на строительство двух многофункциональных аварийно-спасательных судов мощностью 7 МВт, предназначенных для работы в российской Арктике. Общая сумма заказов составила 150 млн. евро. Суда

16 Необходимо, однако, добавить, что и по данным направлениям в германских прогнозах доминирует, мягко говоря, осторожный подход. Так, например, касательно СМП отмечается, что сложные погодные условия и непредсказуемая ледовая обстановка сохранят на обозримую перспективу зависимость морских транспортировок от судов ледокольного класса, сопровождающих ледоколов и, главное, специально обученного персонала, что в финансовом плане во многом нивелирует возможный выигрыш от сокращения расстояния и времени в пути. Поэтому трансарктические контейнерные перевозки (особенно те из них, которые осуществляются по срочному принципу «just-in-time“) остаются делом неблизкого будущего. Столь же неопределенными (а по сути, просто неизученными) остаются оценки в отношении того, приведет ли временное освобождение части океанического пространства от льда к расширению ареала обитания промысловых рыб и, соответственно, к увеличению их популяции.

были в срок переданы российской стороне и вошли в состав ее флота в начале текущего года17.

Доступ же к энергетическим ресурсам региона Германия, скорее всего, оставит на разработку своим партнерам – Норвегии и России. Роль дистрибьютора российского сырья на мировом рынке пока вполне устраивает Берлин.

Немецкие эксперты в большинстве своем с изрядной долей скепсиса относятся к тезису о том, что «в Арктике нарастает конфликтный потенциал», и что прогнозируемые некоторыми исследователями конфликты в Арктике будут конфликтами за доступ к углеводородным ресурсам [2]. Сильным преувеличением страдают распространенные по большей части в околонаучных кругах представления о масштабах этих запасов в регионе. Немецкие специалисты (в частности, из BGR) склонны более осторожно относиться к подобным оценкам. По их мнению, данные о запасах, которые сегодня приводятся различными источниками, очень приблизительны – прежде всего, в силу малой изученности региона. Пока что это по большей части прогнозные оценки. Достоверно доказанных запасов здесь мало18.

Отмечается также, что для оценки конфликтного потенциала в северных полярных регионах важно и то обстоятельство, что практически все предполагаемые углеводородные запасы Арктики сосредоточены в исключительных экономических зонах прибрежных государств, т.е. в пределах их никем не оспариваемой юрисдикции. Центральная же часть Северного Ледовитого океана, в которой теоретически могут пересечься претензии

17 Будучи ледоколами класса Icebreaker 6, суда приспособлены для ведения спасательных операций в тяжёлых условиях. Их можно будет использовать для ледокольных работ в портах и в море при толщине льда до 1 метра, тушения пожаров на плавучих и береговых объектах, ликвидации аварийных разливов нефти.
18 Ср., например, мнение эксперта BGR Г. Эльснера в: http://www.zeit.de/wissen/2015-05/arktis-klimawandel-erderwaermung-eisschmelze-rohstoffe/seite-2

прибрежных государств на континентальный шельф, малоперспективна для поиска углеводородных ресурсов19.

Иными словами, для возникновения новой «гонки вооружений» в регионе попросту нет причин20. Показательно, что участники минувшей ежегодной Конференции по безопасности в Мюнхене (февраль 2015 г.) не стали тематизировать актуальное положение и развитие ситуации в Арктике – очевидно, в силу отсутствия обоснованных прогнозных ожиданий на обозримую перспективу острых конфликтных ситуаций в регионе.

Это вполне перекликается и с оценками из оборонного ведомства Германии. Так, в опубликованном в июле 2014 г. аналитическом исследовании ведомства планирования бундесвера под названием «Изменение климата и безопасность в Арктике после 2014 г.» прямо делается вывод о том, что широкомасштабный и тем более военный межгосударственный конфликт на Крайнем Севере является маловероятным. Даже в условиях продолжающегося таяния льдов Арктика будет оставаться для Германии вполне стабильным регионом, обладающим, тем не менее, возрастающим экономическим и экологическим значением. В свете этого перед германской политикой безопасности прежде всего ставится в качестве основной задача всеобъемлющего и долгосрочно ориентированного мониторинга ситуации в регионе [3, S.24]. К процессам, подлежащим постоянному отслеживанию и анализу, отнесена, например, политическая динамика, связанная с автономией Гренландии (что, в свою очередь, могло бы привести к трансформации «арктического» статуса Дании), или же усиление политической активности в

19 Эксперт BGR К. Райхерт, там же.
20 В частности, этой линии придерживаются в своих оценках эксперты авторитетного немецкого Фонда науки и политики, выступающего в качестве ведущего консультационного центра для правительства ФРГ. См.: http://www.swp-berlin.org/publikationen/kurz-gesagt/arktische-kooperation-trotz-europaeischen-frosts.html

Арктическом Совете «наблюдателей» из числа азиатских государств (прежде всего, Китая и Японии).

Разделяя мнение большинства российских, норвежских, канадских экспертов, немецкие специалисты отмечают, что сегодня именно военные способны в полной мере обеспечить защиту и безопасность для гражданского использования столь своенравного региона как Арктика. Вместе с тем, они отмечают, что в настоящий момент отсутствует необходимость дополнительной поддержки арктических сил партнеров Германии по НАТО силами и средствами бундесвера. Совершенствование и тем более наращивание оперативных возможностей в Арктике германских вооруженных сил не ставится сегодня и на обозримую перспективу в качестве приоритетной задачи их развития [3, S.25].

Список литературы

1. Арктический регион: проблемы международного сотрудничества. Хрестоматия в 3-х тт. Издательство РСМД. М., 2013.

2. Corinna Röver, Katrin Ridder-Strolis, «Nachhaltigkeit in der Arktis: Prämissen, Probleme und Potentiale». Länderberichte der Konrad-Adenauer-Stiftung e.V. Oktober 2014.

3. Klimawandel und Sicherheit in der Arktis nach 2014. Hat die friedliche und kooperative internationale Arktispolitik eine langfristige Zukunft? Planungsamt der Bundeswehr, Dezernat Zukunftsanalyse. Juli 2014.

4. Leitlinien deutscher Arktispolitik. Verantwortung übernehmen, Chancen nutzen. Auswärtiges Amt, November 2013.

5. Nichtstaatliche Konflikte in Räumen begrenzter Staatlichkeit. Planungsamt der Bundeswehr, Dezernat Zukunftsanalyse. Future Study 2012.

6. Сайт Геологической службы США. URL: http://www.usgs.gov/newsroom/article.asp?ID=1980#.VWRhOEa8xip

7. Сайт Федерального агентства по геологическим наукам и полезным ископаемым (BGR). URL: http://www.bgr.bund.de/DE/Themen/Polarforschung/Arktis/Expeditionen/expeditionen_node.html

8. Сайт Министерства ФРГ по делам образования и научных исследований. URL: http://www.bmbf.de/de/26677.php

Об авторе

Вяткин Кирилл Сергеевич — кандидат исторических наук, руководитель Представительства в г. Берлин (Германия), Международный общественный фонд «Янтарный мост», Россия.