Где находится остров Буян?

 

Михаил Бондарь

Сказочный остров Буян в иллюстрациях к сказках А.С.Пушкина

В России каждый человек в детстве слышал о сказочном острове Буяне. Строки поэта Александра Пушкина «…мимо острова Буяна в царство славного Салтана» знает со младенчества каждый россиянин. Часто упоминается этот остров и в русском фольклоре. При этом большинство россиян привыкло воспринимать Буян как часть сказочного мира, не имеющего никакого отношения к миру реальному. Однако же Буян — это вполне реальная земля в Балтийском море, принадлежащая сегодня Германии и называющаяся Рюген. Так почему же вдруг Рюген стал легендарным островом именно славянской культуры?

Откуда мы знаем об острове Буяне?

         В русский фольклор остров Рюген вошел именно как остров Буян. Дело в том, что тысячу лет назад здесь жило славянское племя руян, в честь которого и сам остров стали называть островом Руяном. Нет ничего удивительного в том, что за столетия топоним «руян» видоизменился до «буян». Тем более что в русском языке словом «буян» называли высокое место, холм или отвесные скалы, возвышавшиеся из морских волн. Кстати устаревшее слово «буян» созвучно и по смыслу, и по звучанию с современным словом «буй» — сигнальным маячком, возвышающимся над водой.

Воспоминания о славянском народе, жившем на острове Руян, который возвышался над морем своими высокими меловыми скалами, сохранялось в народной памяти славян на протяжении долгих столетий. Согласно сведениям историков, жители острова Руян имели обширную культурную и экономическую связь с Киевской Русью, а по мнению отдельных ученых, и сам легендарный русский правитель Рюрик был выходцем как раз из руян.

Дольше всего воспоминания об островном государстве славян жило среди народов, населявших север России, которые были тесно связаны с Балтийским регионом. Именно с севера была родом и няня поэта Пушкина Арина Родионовна. Ее рассказы о старых преданиях и отразил поэт в сказке «О царе Салтане». В ней действие протекает как раз на легендарном острове Буяне. То есть предания о легендарном государстве славян были живы в народной памяти еще в XIX веке.

Что собой представляет остров Буян сегодня?

 

Карта острова Рюген 

 

         Рюген располагается в Балтийском море. Впрочем, это не совсем остров. На самом деле, Рюген — это архипелаг, состоящий из 18 островов и полуостровов. К слову, это самый большой архипелаг на территории Германии — его общая площадь составляет 926 км2.

Рюген-Буян считается сказочным, а точнее райским местом и в самой Германии: это самый солнечный остров на территории страны, а мелководные заливы Балтийского моря быстро прогреваются. Длина прибрежной полосы острова составляет 574 километра, сто из которых занимают песчаные пляжи. На острове нет типичных для севера Германии равнин: Рюген испещрен холмами, есть здесь и свои горы — стометровые меловые скалы вырастают прямо из моря. Весь остров покрыт лугами, борами, буковыми зарослями и березовыми рощами.

Климат на острове мягкий. Самый холодный месяц — январь, но стрелка термометра редко опускается ниже нуля градусов по Цельсию. Летом же температура может достигать 25 градусов.

Остров Рюген — крупнейший курорт Германии.

Постоянно на Рюгене сегодня проживает порядка 80 тысяч человек, расселившихся по 4 маленьким городкам и 39 крохотным деревням. Деревушки, разбросанные по побережью, — это настоящие рыбацкие поселения: лодки, уложенные вверх дном, развешенные сети, а за ними небольшие домики с крышами, по традиции Рюгена, из камыша.

Сегодня для того, чтобы попасть на остров Буян не нужно пускаться в сказочное путешествие. Совсем недавно — в 2007 году — остров был соединен с континентом в районе города Штральзунд мостом, длина которого составляет чуть менее трех километров. К слову, мост, ведущий к самому большому острову Германии, считается самым длинным в стране, а высота его центрального пролета составляет 42 метра, благодаря чему под ним могут проходить самые большие суда. Через мост осуществляется как автомобильное, так и железнодорожное сообщение, причем из-за большой популярности курорта, по выходным на мосту образуются дорожные заторы.

Кто жил на острове Буяне?

 

         Археологические раскопки указывают на то, что остров был заселен еще в каменном веке. По всему острову сохранились курганы и камни для жертвоприношений.

В письменных источниках остров Рюген впервые упоминается в античные времена. Древнеримский историк Публий Корнелий Тацит еще в I веке н.э. в своей работе «О происхождении и расположении Германцев» локализовал место жительства загадочного племени ругиев или руян, в честь которого и получил свое название остров. По сведениям Тацита, ругии жили на побережье Балтики к востоку от Ютландского полуострова. Это племя отличалось от других круглыми щитами, короткими мечами и покорностью своим царям.

Веком позднее Клавдий Птолемей упомянул ругов в одном из своих трудов, назвав их ругиклеями и разместив в Великой Германии на побережье Балтики между реками Виадуа (современное название — Одер) и Истулой (современное название — Висла).

Следующее дошедшее до наших дней упоминание ругов датируется серединой VI века, когда готский писатель Иордан, перечисляя народы, населявшие Балтийский регион, упомянул ругов и ульмеругов (островных ругов). Причем считается, что руги в период Великого переселения народов широко расселились по Европе: они остались жить на территории восточной Фракии (современная европейская часть Турции) и по реке Дунай. Самые крупные поселения ругов расположились неподалеку от столицы Австрии — Вены, о чем свидетельствует и название этой страны на словацком и чешском языках — Rakousko (земля ругов).

Рюген — древнеславянский остров

 

Согласно другим источникам, начиная с VI века на острове Рюген жили не германские, а славянские племена, звавшиеся ранами, руанами или руянами. Летописцы подчеркивают, что племена, жившие на острове, были воинственны, отличались отвагой, были преданы языческим богам и обладали сильнейшим влиянием в Балтийским регионе. Как и подобает островным жителям, руяне обладали мощным торговым и военным флотами. Их корабли неоднократно наведывались в скандинавские и прибалтийские страны, облагая их данью, а само Балтийское море долгое время называлось Морем Ругов или Ружским морем.

Адам Бременский, северогерманский хронист XI века, в своей работе «Деяния священников Гамбургской церкви», написанной приблизительно в 1075 году, отмечал, что Рюгеном «владеют ране, храбрейшее славянское племя. Без их решения не положено ничего предпринимать в общественных делах: так их боятся из-за их близких отношений с богами или скорее демонами, которым они поклоняются с большим почтением, чем прочие».

Столетием позднее подтверждает слова Адама Бременского и монах Гельмольд из Босау, автор «Славянской хроники»: «ране, у других называемые руанами — это жестокие племена, обитающие в сердце моря и сверх меры преданные идолопоклонничеству. Они первенствуют среди всех славянских народов, имеют короля и знаменитое святилище. Поэтому, благодаря особому почитанию этого святилища, они пользуются наибольшим уважением и, на многих налагая иго, сами ничьего ига не испытывают, будучи недоступны, ибо в места их трудно добраться. Племена, которые они оружием себе подчиняют, они заставляют платить дань своему святилищу, жреца у них почитают больше, чем короля. Войско они направляют, куда покажет гадание, а одержав победу, золото и серебро относят в сокровищницу своего бога, остальное же делят между собой».

Обращает внимание на то, что жители острова Рюген говорили на славянском языке и знаменитейший фламандский картограф и географ XVI века Герард Меркатор: «На острове том живали люди-идолопоклонники, люты, жестоки к бою, таковы вельможны, сильны, храбрые воины бывали, против христиан воевали жестоко, за идолов своих стояли, и всем окрестным государствам грозны и противны были. Язык у них был словенский да вандальский».

Рюген и Киевская Русь

 

         Начиная с X века ругами в Западной Европе начинают называть жителей Киевской Руси. Более того, довольно распространена версия, согласно которой Рюрик пришел на Русь на княжение как раз с острова Рюген.

Так, еще в 905 году в «Раффельштеттенском таможенном уставе», разработанном для взимания торговых пошлин с купцов, которые хотели торговать на Дунае, упоминаются руги. По мнению современных историков и филологов, ругами могли быть названы купцы как раз из Киевской Руси.

Легендарную правительницу Киевской Руси княгиню Ольгу в Западной Европе также называли reginae Rugorum, то есть, королевой ругов. Также примечательно, что английский священник Роджер, повествуя о событиях Англии первой половины XI века, пишет о некоем человеке, бежавшем из страны и нашедшем убежище в «земле ругов, которую мы называем Руссией».

Дочь правителя Киевской Руси Ярослава Мудрого Анну, которую взял в жены король Франции Генрих I, называли не иначе, как дочь короля ругов. Именно так Анну называет и средневековый нормандский хронист Гийом Жюмьежский, живший на рубеже X и XI вв., в своей рукописи «Деяния герцогов Нормандии».

Аркона — легендарная языческая столица

Мыс Аркона

         В отличие от жителей Киевской Руси, вскоре принявших христианство, руяне долгое время сохраняли языческую веру. В воспоминаниях всех летописцев подчеркивается большое влияние язычества на жизнь островитян. Это не удивительно, ведь именно на острове Рюген располагался культовый языческий город Аркона. Это был настоящий культурный и духовный центр острова. Город располагался на северной оконечности острова на обрывистом берегу одноименного мыса, высотой в 45 метров, из которого выступают белые меловые скалы.

Наиболее подробно город был описан знаменитым датским летописцем Саксоном Грамматиком в его работе «Деяния даннов» в XII веке.

Вскользь упоминая о крепости: «город Аркона лежит на вершине высокой скалы; с севера востока и юга огражден природною защитой… с западной стороны защищает его высокая насыпь в 50 локтей», а также о неприступности природной защиты города: утесы «поднимаются как стены и так высоки, что их вершины не может достигнуть стрела, пущенная из метательной машины», гораздо больше внимания летописец уделяет храмовому комплексу, располагавшемуся в городе: «Посреди города была площадь, на которой стоял храм из дерева изящнейшей работы… Внешняя стена здания выделялась аккуратной резьбой, грубой и неотделанной, включавшей формы разных вещей. В ней имелся единственный вход. Сам же храм заключал в себе два ограждения, из которых внешнее, соединенное со стенами, было покрыто красной кровлей; внутреннее же, опиравшееся на четыре колонны, вместо стен имело завесы и ничем не было связано с внешним, кроме редкого переплета балок… Кроме того, стены храма были увешаны пурпурными тканями, наделенными красотой, но столь ветхими, что их едва можно было тронуть. Не было недостатка и в рогах лесных зверей, не менее примечательных природой, чем отделкой».

Вслед за описанием храма Саксон Грамматик знакомит читателя и с самим божеством Святовитом, в честь которого было возведено культовое сооружение: «…в здании огромное изваяние, во всем подобное человеческому телу, но величиной превосходившее, удивляло четырьмя головами и столькими же шеями, из которых две видны были со стороны груди, две — со спины. И спереди, и сзади одна голова вправо, другая влево смотрела. Косматые бороды, подстриженные волосы показывали, что искусство художника подражало обычаю руян в уходе за головой. В правой руке [бог] держал рог, изготовленный из разного рода металлов, который жрец этого святилища обычно каждый год наполнял вином, чтобы предсказать по уровню жидкости урожай будущего года. Левая рука наподобие лука упиралась в бок. Рубаха ниспадала до голеней, которые, из разного рода дерева сделанные, так скрыто в коленях соединялись, что место скрепления нельзя было заметить иначе как при тщательном рассмотрении. Ноги касались земли, а их основы скрывались в грунте. Невдалеке были видны узда и седло бога и многие знаки его божественности. Из них вызывал удивление заметной величины меч, ножны и рукоять которого, помимо превосходного резного декора, украшали серебряные детали».

Обращает внимание датский летописец и на подношения Святовиту: «В дар этому богу приносилась ежегодно одна монета с каждого мужчины или женщины. Ему также отдавалась треть добычи, соответственно так же выделялась и обосновывалась доля для его защиты. Этот бог имел триста коней и столько же воевавших на них всадников; все богатство, добытое ими оружием и храбростью, отдавалось на попечение жреца. Из этой добычи он создавал всякого рода инсигнии и храмовые украшения и их велел хранить за тайными запорами, где, кроме обилия денег, было собрано много пурпурных тканей, дырявых от времени. Здесь же видно было огромное количество общественных и частных приношений, собранных благодаря щедрости почитателей и дарам просителей.

…Кроме того, он имел особого коня белой масти, у которого вырвать волосок из гривы или хвоста считалось нечестием. За ним одному жрецу позволялось ухаживать и садиться на него, дабы употребление священного животного не было слишком частым и унизительным. На этом коне, по мнению руян, Святовит — таково было имя изваяния — воевал против врагов своей святыни. Главным доводом этого считалось, что, находясь ночью в стойле, он оказывался покрыт грязью и потом так, словно в скачке преодолел пространство долгих путей».

Далее Саксон Грамматик пишет об одном из главных праздников в жизни руян, связанном со сбором урожая: «Ежегодно после сбора урожая собирался народ со всего острова перед храмом бога, принеся в жертву скот, справляла торжественный пир, именовавшийся священным. Его жрец, вопреки отеческому обычаю отличавшийся длинной бородой и волосами, накануне дня, когда надлежало священнодействовать, малое святилище— куда только ему можно было входить — обычно с помощью метлы тщательно убирал, следя, чтобы в помещении не было человеческого дыхания. Всякий раз, когда требовалось вдохнуть или выдохнуть, он отправлялся к выходу, дабы присутствие бога не осквернялось дыханием смертного.

На следующий день, когда народ стоял у входа, он, взяв у изваяния сосуд, тщательно наблюдал, не понизился ли уровень налитой жидкости, и тогда ожидал в будущем году неурожая. Заметив это, велел присутствовавшим запасать плоды на будущее. Если же не предвидел никакого убывания обычного плодородия, предсказывал грядущее время изобилия полей. После такого прорицания приказывал урожай этого года или бережливее, или щедрее расходовать. Вылив старое вино к ногам идола, как возлияние, пустой сосуд снова наливал: как бы выпивая за здоровье, почитал статую, как себе, так и отечеству благ, горожанам удачи в умножении побед торжественными словами просил. Окончив это, подносил рог к устам, чрезвычайно быстро, одним глотком выпивал и, наполненный снова вином, вставлял его опять в правую руку изваяния.

Изготовив пирог с медовым вином круглой формы, величины же такой, что почти равнялся человеческому росту, приступал к жертвоприношению. Поставив его между собой и народом, жрец по обычаю спрашивал, видят ли его руяне. Когда те отвечали, что видят, то желал, чтобы через год не смогли разглядеть. Такого рода мольбой он просил не о своей или народа судьбе, но о возрастании будущего урожая. Затем от имени бога поздравлял присутствовавшую толпу, долго призывал её к почитанию этого бога и усердному исполнению жертвенных обрядов и обещал вернейшее вознаграждение за поклонение и победу на суше и море.

Окончив же это, они сами жертвенные яства обращали в пиршественную пищу. Пирование сопровождалось народными хороводами и гуляньями»

Именно этот священный конь Святовита, согласно Саксону Грамматику, предрекал исход грядущей битвы: «Когда предполагалось начать войну против какой-либо страны, перед храмом по обычаю служители ставили три копья. Из них два втыкались наконечниками в землю и соединялись [третьим] поперек; эти сооружения размещались на равном расстоянии. К ним конь, во время выступления в поход, после торжественного моления, выводился в сбруе жрецом из входа. Если поставленные сооружения переступал правой ногой прежде, чем левой, это считалось знаком удачного хода войны; если же левой прежде правой ступал, то направление похода изменяли. Выступая также на разные предприятия, по первому движению животного получали предсказания. Если оно было счастливым, радостно двигались в путь; если же несчастным, поворачивали наза».

Сегодня практически никаких следов существования легендарного города не осталось. Раскопки, предпринятые в начале XX века К. Шурхардтом показали, что следы городища в значительной степени были разрушены морем, а его мысовая часть была уничтожена практически полностью. Тем не менее, в ходе раскопок удалось обнаружить фундаменты прямоугольного храма и яму, в которой, по всей видимости, стоял идол Святовита, упоминавшийся Саксоном Грамматиком.

В ходе раскопок было выявлено три строительных периода, обнаружены прослойки обожженной глины, угля и камня. Также в ходе исследований удалось выяснить, что оконечность мыса, на котором располагалась Аркона, была защищена внутренним валом шириной 5-6 метров и плоским рвом, ширина которого достигала десяти метров. Возведение оборонительных сооружений, по мнению археологов, датируется IX веком.

Более поздние раскопки, предпринятые во второй половине прошлого века, показали, что большая часть храма находилась на участке, полностью уничтоженном морем. В ходе этих раскопок через сохранившуюся часть городища было проложено несколько траншей, благодаря которым удалось найти каменную кладку, десяток мужских черепов, кости животных, вещи и обломки посуды, которые датируются X-XII веками.

Закат руянского государства

 

         В начале XII века расстановка сил в Балтийском море начинает меняться. Распространение христианства привело к тому, что мощное воинственное племя руян оказалось в окружении христиан, стремившихся обратить в свою веру или стереть с лица земли всех язычников. Главными врагами руян стали датчане, так как славянское племя совершало набеги на датские земли и облагало данью их территории.

В 1136 году впервые христиане смогли захватить священную для славян Аркону. Король Дании Эрик II, однако, в ходе штурма Арконы потерял значительную часть своей армии. Понимая, что с оставшимися войсками продвижение вглубь острова невозможно, он не стал разрушать город. Вместо этого он взял с руян торжественную клятву о том, что те примут христианство, и поспешил вернуться в Данию. Руяне обещание не сдержали.

Период с 1159 по 1166 года ознаменован постоянными безуспешными нападениями на остров Руян саксонцев и датчан. Ни разу за эти годы нападавшим не удалось покорить остров, но, тем не менее, непрерывные войны ослабили руянское войско и подготовили почву для трагических для островитян событий 1168 года.

В этом году Вальдемар I, король Дании, получив благословение от Абсалона, архиепископа Роскильде, организовал крестовый поход на остров Руян. 5 июня 1168 года двенадцатитысячное датское войско штурмовало Аркону. Атака производилась сразу со всех сторон — и с воды, и суши. Несмотря на ожесточенное сопротивление, защитники Арконы были обречены — город пал.

Гемольд из Босау, описывая те события, отмечает, что Вальдемар I, дабы подчеркнуть превосходство христианства, повелел «вытащить того деревянного идола Святовита, которого почитает народ славянский, и приказал надеть ему на шею петлю и протащить перед войском на глазах у славян и, разрубив его на части, бросить в огонь». Потом предан огню был и весь город.

Вместе с гибелью своего священного города, руяне утратили и независимость. Руянский князь Яромир, дабы избежать смертной казни, был вынужден признать себя вассалом Вальдемара I и согласился на крещение своего народа. Руян насильно крестили, а тех, кто отказывался предавать веру предков, убивали. Земли, на которых некогда находилась Аркона, была передана в непосредственное подчинение католической церкви, а руяне поклялись оказывать военную поддержку Дании в случае войн и выплачивать ежегодную дань.

Несмотря на насильственное крещение под угрозой смертной казни, языческие традиции на острове были сильны. Дабы упрочить христианскую веру в 1185 году датчане построили церковь, а в качестве строительного материала использовали руины Арконы. Благодаря этому в Альтенкирхене до сих пор сохранился «камень Святовита», который в XVI веке был описан Давидом Хитреусом в «Саксонской хронике»: «Изображение идола руянов, высеченное на камне, можно видеть в селе Альтенкирхен, в притворе храма. Более похожего на чудовищного злого демона, чем на какого-либо бога; прежние жители острова называли его Святовитом, нынешние же Витольдом».

Со времен захвата Рюгена датчанами, самобытная культура славян активно уничтожалась, христианство все глубже укоренялось в быт руян, а многочисленные совместные военные походы способствовали сближению народов и ассимиляции одних — другими.

В XIII веке жителям острова Рюген удалось скинуть датское владычество и даже расширить свои территорию, но это уже было не то грозное славянское племя, наводившее ужас на все Балтийское побережье. За два столетия они полностью христианизировались, свои исконные традиции и обычаи заменили на датские и немецкие, даже родной язык стал забываться.

Вскоре Рюген вновь утратил свою независимость. А в 1325 году умер последний руянский князь Вислав III. Вместе с его смертью оборвалась славянская ветвь правителей острова. В последующее столетие окончательно исчез славянский руянский диалект. Остров с тех пор окончательно стал называться на немецкий лад Рюгеном, а его жители — носителями немецкой культуры и языка.

Старая церковь на о. Рюген

Несмотря на то, что сегодня жители острова Рюген никак не ассоциируют себя со славянами, а о некогда грозном руянском племени напоминает лишь городище Арконы, львиная часть которого погрузилась в воды Балтийского моря, память о славянском островном государстве жива. Остров Буян, под которым и подразумевается Рюген, глубоко пустил корни в славянский фольклор. О чудесах, связанных с Буяном, повествуется в целом ряде литературных памятников славян, его название используется в огромном количества народных заговоров от болезни, от сглаза и т.д,  а для исторических реконструкторов остров Рюген стал своеобразной языческой Меккой.