Механизмы успеха Гюнтера Грасса

 

Современный немецкий писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе 1999 г. Гюнтер Грасс вошел в 2002 г. в рейтинговый список ста ведущих немецких интеллектуалов. Его произведения известны во всем мире, в том числе и в России. Успех его книг обусловлен не только его талантом. Все мы знаем, что талант не всегда равнозначен успеху. Поэтому иногда на страницах журналов и появляется рубрика «Забытые имена». В отличие от кабинетных писателей Г. Грасс очень хорошо понимал, какую роль в продвижении печатной продукции в современном обществе играет реклама. Г. Грасс – это писатель, который, занявшись саморекламой, во многом сделал себя классиком сам.

Гюнтер Грасс родился 16 октября 1927 года в Данциге. Сегодня это польский город Гданьск. Зимой 1945 года, не дожидаясь скорого прихода советских войск, семья Грасса двинулась на Запад. Сам Г. Грасс оказался в Западной Германии чуть позже, чем его родные. Дело в том, что в конце войны он попал в плен к американцам и был освобожден только в 1946 году. После войны он получил профессию каменотеса. Затем обучался скульптуре и живописи. Сначала в Дюссельдорфской академии изобразительных искусств. Затем в Высшей школе изобразительных искусств в Западном Берлине. В последние годы жил в Любеке. Скончался 13 апреля 2015 года.

Мировую известность автору принесли созданные в 1959–1963 годах романы «Жестяной барабан», «Кошки-мышки», «Собачьи годы». Впоследствии эти три романа получили общее заглавие «Данцигская трилогия». Основание – общее место и время действия. Основные события в них происходят в период существования фашистской Германии.

Успех «Данцигской трилогии» был обусловлен тем, что для анализа самых трагических страниц немецкой истории Г. Грасс избирал гротесковую форму изображения действительности. В романах – множество откровенных сцен, но ни одна из них не возбуждает никаких иных чувств, кроме отторжения, которое вызвано последовательным и эпатирующим физиологизмом нарисованной картины.

Выход «Данцигской трилогии» в свет имело два следствия. Первое – за Г. Грассом закрепилась репутация антифашиста. Второе – трилогия вызвала первый крупный скандал. В 1962 г. публицист Курт Цизель подал на Г. Грасса в суд за распространение «развратных сочинений». Суд Г. Грасс выиграл и, вероятно, сделал для себя вывод о том, что эпатаж или скандал – это эффективное средство для увеличения покупательского спроса на свои новые книги.

Репутация антифашиста, с одной стороны, нуждалась в постоянной поддержке, а с другой – предоставляла широкие возможности для продвижения своих произведений. Для поддержания своего имиджа антифашиста Г. Грасс принимает в 1969 году непосредственное участие в избирательной кампании Вилли Брандта. Затем, после его победы, активно включается в претворение в жизнь его «восточной политики». В ее рамках предполагалось, сконцентрировав внимание преимущественно на холокосте, изменить взгляды немецкого общества на историю Германии в период существования третьего рейха.

Принимая активное участие в общественной жизни, Г. Грасс получает доступ к средствам массовой информации. Он охотно общается с прессой. Публицистические выступления Г. Грасса о социально-политической обстановке и проблемах современной Германии, суждения о немецкой нации вызывают острые дискуссии. Но Г. Грасс не ограничивается только общественно-политической тематикой. Он дает интервью, в которых рассказывает о том, какие факторы оказали влияние на его творчество. Например, о влиянии полученных в детстве впечатлений. Рассказывает о своих книгах. Переводчик Борис Хлебников считает, что такие интервью помогают глубже проникнуть в сущность созданных Г. Грассом произведений. Однако нельзя исключать, что они преследуют и еще одну цель – заинтересовать человека, который будет читать данную книгу. В этом смысле их можно рассматривать и как скрытую рекламу.

Умение Г. Грасса выбирать для своих произведений темы, которые находились в центре общественных дискуссий или на которые ранее было наложено негласное табу, также способствовало успеху писателя. Вследствие этого каждое новое произведение в той или иной мере сопровождалось скандалом. Нелицеприятной критике подвергалась не сама художественная форма произведения, как это было с «Данцигской трилогией», а его авторская позиция, которая противоречила общепринятой точкой зрения.

Так, в 1995 году, в период эйфории, которая была связана с объединением двух Германий, выходит роман «Широкое поле». В нем Г. Грасс выступает против воссоединения ФРГ и ГДР. Причина – опасения, что объединённая Германия может возродиться как милитаристское государство. Сразу же после выхода романа в прессе появляются разноречивые, порой нелицеприятные отклики. Рецензии на роман печатают такие известные в Германии периодические издания, как «Вельтвохе» (Die Weltwoche) и «Штерн» (Stern). А «Шпигель» (Der Spiegel) выносит на обложку фотографию. На этой фотографии самый авторитетный немецкий литературный критик Марсель Райх-Райницкий разрывает книгу «Широкое поле» напополам. Пример более удачной рекламы романа трудно себе представить.

Заметим, что Г. Грасс умел будоражить общественное мнение не только в стране, но и за рубежом. В 2002 году вышла в свет новелла «Траектория краба». В основу сюжета новеллы положено конкретное историческое событие: 30 января 1945 года советская подводная лодка, которой командовал Александр Маринеско, торпедировала пассажирский лайнер «Вильгельм Густлоф». «Траектория краба» была хорошо принята немецкой публикой. И это не случайно. Изображение войны в новелле совпало с мнением значительной части немецкого общества. Его представители до сих пор считают, что пережитые немцами страдания в годы войны и период оккупации являются достаточным основанием для того, чтобы назвать победителей в войне виновниками. При этом они предпочитают не вспоминать о своих преступлениях во время существования нацистской Германии.

Однако у нас в стране у части общества, особенно среди моряков, она вызвала неприятие: в «Траектории краба» Г. Грасс дискредитировал героя Советского Союза Александра Маринеско, изобразив его пьяницей и варваром, потопившим тысячи матерей и детей. Результатом этого, так скажем «неприятия», стало то, что ранее существовавшая только в журнальном варианте «Траектория краба» выходит 2004 году отдельным изданием сразу в двух издательствах: «АСТ» и «Фолио».

В отличие от российских критиков, которых интересовал прежде всего военно-политический аспект, реакция израильтян была гораздо жестче. Г. Грасса обвинили в том, что он активно разрабатывает тему насилия в отношении мирного населения Германии и забывает о том, что немцы за годы войны подвергали насилию население оккупированных стран, особенно в Восточной Европе. Фактически израильские критики упрекнули автора в том, что так понравилось в книге немцам.

А после появления в 2012 г. вгазете «Зюддойче Цайтунг» (Süddeutsche Zeitung) стихотворения Грасса «Что должно быть сказано» правительство Израиля вообще запретило ему въезд в страну. В стихотворении Г. Грасс раскритиковал «западное лицемерие» и призвал мировое сообщество контролировать атомную программу не только Ирана, но и Израиля. Он назвал Израиль «угрозой хрупкому миру» за его позицию в отношении Ирана.

Но все это были или внутренние скандалы, или скандалы, ограниченные группой стран, которые были задеты некорректной, с их точки зрения, трактовкой истории или их политики. Мировой по своей сути скандал разгорелся в 2006 году, когда Г. Грасс в одночасье разрушил создававшийся им же самим на протяжении более двадцати лет образ антифашиста. 11 августа 2006 года, менее чем за месяц до выхода в свет его новой книги «Луковица памяти», в интервью «Франкфуртер алльгемайне цайтунг» (Frankfurter Allgemeine Zeitung) он признался, что служил в войсках СС, принимал участие в битве за Берлин и был ранен.

Мировая общественность неоднозначно отнеслась к откровениям писателя. И хотя сам Г. Грасс в интервью «Франкфуртер Алльгемайне Цайтунг» назвал причины, побудившие его сделать свое признание: «Это угнетало меня. Это должно было выйти наружу, в конце концов…», –многие не до конца поверили в искренность писателя. Поэтому в Чехии, например, всерьез рассматривался вопрос об исключении его из чешского отделения ПЕН-клуба и лишении его премии имени Карла Чапека, которая ему была вручена в 1994 году, а в Польше – звания почетного гражданина Гданьска. В России к признанию Г. Грасса отнеслись гораздо лояльнее. Критики, признавая, что служба в войсках СС, конечно, не красит писателя, настаивали на том, что главное в «Луковице памяти» не признание Г. Грасса, а антифашистская направленность новой книги.

В Германии журналисты проводили многочисленные расследования, чтобы проверить, насколько достоверны воспоминания писателя, касающиеся его службы в войсках СС. Результаты расследований для них оказались неутешительными. Пришлось признать, что в исповеди Грасса остаются темные пятна и большое количество неясностей.

Именно эта изначально заложенная в «Луковице памяти» невозможность оценить степень достоверности признаний писателя привела к тому, что позднее признание Г. Грасса по-разному расценила и немецкая общественность.

            Резко отрицательную оценку признанию Г. Грасса дал политик Христианско-демократического союза (ХДС) Вольфганг Бёрнзен. В интервью немецкой газете «Бильд» (DasBild) он высказал мнение, что Г. Грасс должен вернуть все свои награды: «Г. Грасс всю свою жизнь предъявлял моральные требования, прежде всего, к политикам. Подобные требования он теперь должен предъявить и к себе, вернув все почетные награды, которые он получил, в том числе и Нобелевскую премию». В сетевом журнале «Шпигель онлайн» (SpiegelOnline) была опубликована статья Хенка Бродера (HenrykM. Broder), в которой он называет Г. Грасса лже-пророком. Немецкая «Зюддойче Цайтунг» (SüddeutscheZeitung) в признании писателя увидела попытку уклониться от ответственности. Литературный критик Хельмут Карасек (HelmutKarasek) назвал писателя «моральным апостолом с провалами в памяти» и предположил, что, сделай он признание раньше, он никогда не получил бы Нобелевской премии.

В отличие от названных изданий немецкая газета «Тагесцайтунг» (Tageszeitung) и австрийская газета «Прессе» (DiePresse) оправдывали позднее признание Г. Грасса; их оценка была схожа с мнением, высказанным австрийским писателем Робертом Менассе в газете «Штандарт» (DerStandart): «Обоснование Г. Грасса, что стыд не позволил ему сделать это раньше, кажется мне понятным и объяснимым. То, что пожилой человек признал ошибку, заслуживает восхищения».

Совсем иначе оценила ситуацию с запоздалым признанием Г. Грасса газета «Цайт» (Die Zeit). Она заподозрила автора «Луковицы памяти» в том, что он использует свое признание в маркетинговых целях и высказала недоумение относительно того, почему лауреат Нобелевской премии надеется получить немедленное утешение и прощение. Схожую позицию занял и швейцарский еженедельник «Вельвохе» (DieWeltwoche), по мнению которого Г. Грасс «подкинул уголька в огонь», чтобы расшевелить любопытство масс. Признание Нобелевского лауреата расценили как рекламную уловку также и бывший сенатор по культуре Берлина Кристоф Штёльцель, и президент Центрального совета евреев в Германии Шарлота Кноблох.

Отчасти они были правы. Громкое признание Г. Грасса повысило читательский интерес к книге. В 2006–2008 годах в Германии публиковался не только сам роман, но и сборники статей, которые были посвящены дискуссиям вокруг него.

Таким образом, механизмы успеха Гюнтера Грасса можно свести к принципу: быть всегда на виду и всегда на слуху. Писатель во многом жил по закону пиара: неважно, что говорят, хорошее или плохое, главное – чтобы говорили!