100 лет финляндской независимости. Казалось бы, при чем тут Ленин?

Алексей Варенов

Ровно век назад — 6 декабря 1917 года — финский Сенат одобрил Декларацию независимости. Провинция Российской империи впервые в своей истории стала независимым государством. Частью России Великое княжество Финляндское было в течение 108 лет. До этого — второстепенной провинцией Швеции. И став частью России, Финляндия сильно отличалась от остальной империи. За что до сих пор благодарна русским царям — особенно Александру II (памятник монарху установлен прямо в центре Хельсинки). В княжестве была своя конституция, собственный парламент и политические партии. Официальным языком местных органов власти впервые стал финский, что дало мощный импульс развитию национальной культуры. Местные жители не призывались в российскую армию. В экономическом плане тоже было много послаблений: все налоги и таможенные сборы направлялись в финскую казну, а с 1860 года княжество получило собственную валюту — финляндскую марку. К слову, немецкая марка появится 10 годами позже.

Нельзя сказать, что совместная история княжества и империи была безоблачной. Некоторые финские историки считают Россию XIX века «тюрьмой народов». Другие уверены, что, оставаясь частью Швеции, финляндское государство так и не возникло бы.

Но роковой для России 1917 год дал Финляндии уникальную возможность. О которой она, поначалу, даже не подозревала. Пользуясь неразберихой в революционной метрополии финский сейм провозгласил независимость. Но вот незадача. Самостоятельное финское правительство столкнулось с тем, что никто в мире эту их независимость не признавал. И все дела с как бы независимой Финляндией предпочитали вести по старинке, через Россию. А точнее — вообще никак. Потому что и с советской Россией тех времен сложно было вести дела. Так бы, может, и угас тот сепаратистский всплеск без международной подпитки. Ну кому какое дело было тогда до крошечной Финляндии, когда мир по-прежнему был погружен в ужас Первой мировой войны, а в крупнейшей воюющей стране — России — творилось черт-те что. Если бы не одно но.

Владимир Ленин Финляндию любил. Он там и скрывался от полиции, и отдыхал от партийной работы. В общей сложности он прожил там полтора года. Именно здесь, на партконференции в Тампере, состоялось его знакомство со Сталиным. Поэтому одобрение ленинским СовНарКомом независимости 31 декабря 1917 года стало для Финляндии новогодним подарком: через неделю Суоми признали уже 10 государств. Финны этого Ленину не забыли. В стране установлены и бережно сохраняются два памятника вождю мирового пролетариата, есть действующий музей Ленина.

Были потом и кровавые страницы в наших отношениях. Два кровопролитных вооруженных конфликта, пересмотр границ, участие Финляндии во Второй мировой сначала на стороне Германии, потом — против нее… Но сама жизнь подтолкнула финнов к пониманию, что вражда с восточным соседом — бессмысленна и убыточна. Заключенный в 1948 году договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи примирил нас на долгие годы.

Финляндия стала для СССР мостиком в западный мир, посредником, который соблюдал интересы всех сторон и при этом давал нам доступ к западным технологиям. Для советских людей Финляндия была невероятным явлением — дружественной капиталистической страной.

С развалом СССР добрососедство сохранились. Неоднократно в последние годы страна входило в тройку наиболее популярных среди наших граждан туристических направлений. Финны отвечают взаимностью. Большинство — трое из пяти — даже в НАТО не хотят, веря, что дружить лучше, чем воевать.