О перспективах Большой коалиции

150 дней в Германии правит Большая коалиция (ГроКо). В течение такого же времени до ее образования в стране вообще не существовало никакого правительства. Более чем на сто дней задачи государственной важности были задвинуты в долгий ящик. Парламент бездействовал. Лишь в январе 2018 года в Бундестаге были образованы профильные комитеты. Такого в истории ФРГ еще не было. Почему это произошло? Причин можно назвать несколько. Одна из них — отношение со стороны старых партий к вошедшей в парламент «Альтернативе для Германии» (АфД). Представители партий втайне надеялись, что последняя исчезнет сама собой. Этого не произошло. Скорее наоборот. «Альтернатива» стала первой партией, активность и программа которой понудили людей, давно уже разочаровавшихся в политике, придти к избирательным урнам и начать вновь интересоваться политической жизнью. Однако, вернемся к ГроКо, вопросам о квалификации ее участников, ее структурной целостности, внутренним проблемам, а также попробуем сделать прогноз о ее долговечности.

Структурная целостность Большой коалиции
Появление в Бундестаге АфД нарушило сонное спокойствие старопартийного болота. Новая партия не намерена спокойно стоять и смотреть как деградирует страна. Ее цель — остановить этот процесс и вновь, по выражению Отто фон Бисмарка, «посадить Германию в седло».
Большая коалиция, равно как и остальные партии, потеряв способность влиять на полико-экономические и социальные процессы, способна лишь реагировать на внешние вызовы. У нее нет новых идей и инновационных предложений. Тактика ГроКо — борьба с симптомами и забалтывание насущных проблем — лишь обостряет имеющиеся заболевания и в политической перспективе способствует разрушению традиционных общественных структур.
Создание Большой коалиции нельзя назвать прагматичным решением, направленным на устранение проблем, имеющихся в стране. Главная задача ГроКо — успокоить политические треволнения и с минимальными усилиями извлечь для своих членов максимальную выгоду.
Очередное доказательство того, что ГроКо — довольно хрупкая и нестабильная конструкция пришло в начале июля, когда Хорст Зеехофер, возможно с прицелом на следующую избирательную кампанию, устроил бурю в стакане воды и заявил, что в вопросах миграционной политики он будет действовать самостоятельно.
Противоречия между ХДС и ХСС, ХДС и СДПГ становятся все отчетливее. Но и внутри ХДС есть уже депутаты, которые весьма разочарованы политикой вечного канцлера.

Отношения ХДС и ХСС
14 июня с.г. пленарное заседание Бундестага было прервано по запросу ХДС/ХСС на несколько часов. Фракция удалилась на внутреннее совещание. По рассказам участников, заседание проходило довольно бурно, ряд депутатов ХДС из Восточной Германии был готов в этот день вообще навсегда покинуть партийные ряды.
Противоречия между ХДС и ХСС проявляют себя все отчетливее. Традиционно более консервативный ХСС в Баварии постоянно находится под массивным прессингом со стороны избирателей. В этой ситуации ХСС должен позиционировать себя таким образом, чтобы окончательно не потерять поддержку народа. Это возможно только в том случае, если политический курс ХСС, в особенности в вопросах миграции и беженцев, будет заметно отличаться от политики ХДС. Очевидно, что в ближайшее время это станет центральным пунктом избирательной кампании ХСС, пробным камнем которой стал уже упоминавшийся выше демарш Хорста Зеезхофера. Но даже если напряжение между двумя партиями-сестрами и спадет, все происходящее сегодня указывает на то, что внутрипартийный протест против политики Меркель усиливается.

СДПГ
На прошедших выборах в Бундестаг СДПГ показала самый худший результат со времени существования ФРГ. Причин тому много. Одна из них — Мартин Шульц, который в своей избирательной кампании полностью утратил доверие электората. Человек, который за счет европейских налогоплательщиков сомнительным путем стал богаче на 345.000 евро, а потом выставил крайними других людей, не может не вызывать отвращения. Этот пример, кстати, лишний раз показывает, с каким презрением нынешние политики относятся к народу, который, по их мнению, должен покорно, не углубляясь в детали, ставить крестик напротив нужной фамилии. Далее, после неудачных переговоров между ХДС/ХСС, СДПГ, СДП и Зелеными, Шульц то заявлял о своем уходе, то брал свои слова обратно. В конечном итоге, когда речь зашла об образовании Большой коалиции, он решил занять пост главы МИДа, чтобы еще на несколько лет обеспечить себе безбедное существование. Этот поступок вызвал большое смущение среди товарищей по партии. Внутренний конфликт между Шульцем и Зигмаром Габриелем стал предметом обсуждений. Габриель отказался в пользу Шульца от выдвижения своей канидатуры на пост канцлера в обмен на сохранение за ним министерского портфеля. Однако Шульц, несмотря на договоренности, потерял всякие тормоза. Чтобы смягчить ситуацию, он согласился передать пост партийного лидера Андреа Налес, но попытался при этом сохранить за собой пост министра иностранных дел. Только после того, как подобная тактика вызвала еще большее недовольство внутри партии, вплоть до отказа от создания Большой коалиции, он был вынужден отказаться от всех своих претензий.
В январе 2017 года за кандидатуру Шульца на пост председателя партии, голосовало 100 процентов членов СДПГ. Меньше чем за год число его сторонников сократилось до нуля. Его преемник, Андреа Налес в апреле 2018 года поставила очередной рекорд, набрав лишь 66% голосов.

Прогнозы
Современный мир весьма переменчив в своих привязанностях. То, что вчера занимало первые полосы в прессе, сегодня уже никогда не интересует. Это едва ли не в первую очередь относится к высказываниям политиков. Ответственность, воля и прочие сильные черты характера уже не являются непременными атрибутами немецкого политического бомонда, квалификация которого оставляет желать лучшего. Чем дальше, тем более невыносимой становится эта ситуация. Конечно, избиратели уже привыкли к тому, что предвыборные обещания редко претворяются в реальность. Однако расхищение государственной казны и пустая трата денег на миграционную политику, борьбу с глобальным потеплением и наглое нарушение немецкого законодательства со стороны самой правящей верхушки принимает сегодня чудовищные масштабы. В мировой истории уже бывали случаи, когда подобные ситуации заканчивались печально — ломкой традиционных общественных институтов, социальными и этническими волнениями. Выход тут может быть только один — появление мощного политического движения, которое последовательными действиями положит предел бесконтрольному вторжению в социальную систему, восстановит уважение к законодательству и поставит своей основной целью заботу о благе народа.

Какая судьба ждет Большую коалицию?
Можно однозначно констатировать, что Меркель — это устаревшая модель канцлера, от которой ХДС в собственных же интересах должен избавиться как можно скорее. Если он этого не сделает, расплата неминуемо придет в виде провальных результатов на следующих выборах в Бундестаг. А возможно, даже и раньше. Также, чтобы сохранить позиции у электората, ХДС следует притормозить развитие левых тенденций внутри партии. Иначе она окончательно перестанет отличаться от остальных партий — СДПГ, Линке и Зеленых, разница между которыми во многих сферах уже не просматривается.
Следующий вопрос — досидит ли Меркель на посту канцлера до конца срока? Ответить на него не так легко. Ее политический курс разделяют высшие партийные функционеры ХДС, которые в настоящее время находятся у власти. Среди членов партии среднего и низшего звена настроения совсем другие. Руководство ХСС в последнее время вообще практически не участвует в реальной политической жизни, сосредоточившись, главным образом, на отработке различных предвыборных технологий. Немаловажным является и вопрос о том, направлено ли недовольство большинства против политики Меркель, или исключительно против личности канцлера? Здесь можно четко сказать, что если высшее звено не поднимается в своих мечтах выше перспективы замены одного канцлера на другого, то партийное большинство выражает сомнения именно в правильности курса, проводимого Меркель.
Есть ли внутри ХДС/ХСС альтернативы Меркель? Скорее, нет. В качестве потенциального преемника Меркель нередко называют Аннегрет Крамп Карренбауэр. Однако, в действительности, для ХСС и значительной части ХДС ее леволиберальные взгляды являются абсолютно неприемлемыми. В любом случае ставка на Крамп Карренбауэр не принесет партии никаких дивидендов у рядовых избирателей, поскольку в своей политике она будет следовать нынешнему курсу Меркель. Следует признать, что в ХДС нет никого, кто мог бы сегодня заменить Меркель. И не потому, что пост канцлера требует от кандидата каких-то особых политических дарований. Просто за время нахождения у власти Меркель полностью зачистила политический ландшафт, устранив даже тень возможной конкуренции. Та же самая картина и в СДПГ. За минувшее время все хоть сколько-нибудь разумные политики этой партии сошли с политической арены.
Можно справедливо утверждать, что в старых партиях ощущается острый недостаток людей, которые могли бы с полным осознанием ответственности взять на себя бремя управления страной. Сегодня мы видим, что политика, проводимая немецким правительством, ставит во главу угла интересы Европы, жертвует национальным суверенитетом в пользу Брюсселя и абсолютно не отвечает интересам Германии. Стране нужны люди, которые в первую очередь будут заботиться о стране и благополучии собственного народа, и представлять на международной арене собственные национальные интересы.
Меркель, как впрочем и многие ее предшественники своими непродуманными действиями сделали все, чтобы уничтожить авторитет Германии в глазах мировой общественности. Вместо разумной, ориентированной на народные интересы политики мы наблюдаем серию ошибочных мер, предпринимаемых людьми, находящимися в плену у своих фантазий и подгоняемыми жаждой денег.
Но разве это только проблема Германии? Конечно, нет. Кажется, что политики других европейских стран также забыли, в чем заключается их непосредственная задача и в чьих интересах они, как представители народа, должны действовать.

Продолжит ли Большая коалиция свое существование?
Говоря коротко, она должна сделать это любой ценой. С падением ГроКо доверие к старым партиям со стороны населения исчезнет окончательно.
Если же, несмотря на все усилия, она все-таки распадется, существует только три дальнейших сценария:
1. СДПГ, СДП и Зеленые предпримут еще одну попытку создать свою коалицию и сформировать правительство. Недавно Зеленые отчетливо дали понять, что готовы к этому. СДП, напротив, склоняются к необходимости провести новые выборы. Однако, в этом случае, партию ждет неутешительный результат. Согласно последним опросам, в случае проведения сейчас новых выборов, СДП потеряет почти четыре процента голосов.
2. Второй возможностью будет образование правительства меньшинства: ХДС/ХСС или ХДС/СДПГ. Однако это довольно нереалистичный сценарий. Подобная ситуация для Германии равнозначна отсутствию правительства, поскольку последнее в своей деятельности будет постоянно встречать мощное противодействие со стороны оппозиции.
3. Третий сценарий — новые выборы. Однако старые партии боятся выборов как огня. Согласно последним опросам, АфД может сегодня рассчитывать на 17% голосов избирателей. А поскольку распад коалиции будет неминуемо воспринят электоратом как доказательство политического провала старых партий, эта цифра увеличится еще на 3-5 пунктов. Согласно этим же опросам, уже при первом голосовании АфД получит не три, как в сентябре 2017 года, а 28 прямых мандатов и может рассчитывать на 150-160 мест в Бундестаге. Такого варианта старые партии не потерпят. Это означает, что они сделают все возможное, вплоть до того что будут действовать широким фронтом из ХДС/ХСС, СДПГ, СДП и Зеленых, чтобы не допустить новых выборов и сохранить большинство. Будет ли это большинство способно к управлению — учитывая нынешнюю ситуацию?
Следует констатировать, что для Большой коалиции сегодня есть только одно решение — продолжать проводимую политику вялого реагирования, действуя по принципу «после нас хоть потоп». Ее участники понимают, что новые выборы изменят соотношение партий в Бундестаге в пользу АфД, в то время как для всех остальных итоги выборов будут удручающими.
Учитывая стремительное падение доверия, можно спросить, почему же старые партии не стремятся проводить политику, ориентированную на потребности и чаяния народа? Что это глупость? Равнодушие? Некомпетентность? Современные немецкие политики, находящиеся у власти и их действия — это своего рода когерентная масса, для которой характерны полная политическая слепота и отсутствие внятной идеологии. Иначе как еще объяснить полное игнорирование ими реальности и нужд граждан?
Будущее Европы в руках политиков нового поколения, которым дороги как интересы собственного народа, так и мирное, дружеское сосуществование всего европейского содружества. И которые понимают важность сохранения национального суверенитета, заботы о собственной культуре и традициях.
Европа стоит сегодня перед вызовами, которые нужно решать сообща.